Алматинские друзья! > Истории > Динамо (окончание)

Динамо (окончание)


15 марта 2009. Разместил: Frost
Виталик как мог быстро обмозговал возможные перспективы.
- Может, пригласить их потанцевать? Попросим включить какой-нибудь романтический музон…
- Охренела твоя голова! Сардельки же остынут!
- Да, вот здесь ты прав. И как тогда?...
- Вот ты докопался, откуда же я знаю, как тогда? Ты хоть определись – когда наступит это твоё «тогда»?
Виталик странно зажестикулировал руками, творя в воздухе какие-то магические знаки.
- Борисыч, я сурдопереводу не обучался!
- Если будет секс? – Виталик перешел на открытый телеграфный код.
- Пффффф! И чего? Забыл, как пользоваться?
- Смотря чем. Вдруг она захочет, чтобы с презером? У меня его, к примеру, нет…
- О боже, Виталий, не надо меня так жестоко разочаровывать! Кондомы можно купить в аптеке, это еще в первом классе по природоведению проходят! Так, молчи уже и не позорься, они возвращаются…

Отбытие из кафе несколько задержалось по причине того, что Славик и Виталик желали непременно доесть заказанные на десерт сардельки, но не могли есть их чересчур горячими. В одиннадцать вечера, провожаемые заинтересованным взглядом официантки, вышедшей на улицу покурить, две пары загрузились в два разных авто и разъехались. Гелла и Наташа на прощанье трогательно чмокнулись в щечку.
- Севастопольский проспект, четырнадцать, - проинструктировала Гелла водителя. – Милый, едем ко мне, - повернулась она к Славику. – Предки загорают на югах.
- Чертановская, пятьдесят один, - сориентировал шофера Виталик. – Предки загорают на Востряковском, - пояснил он Наташе.
…По дороге Гелла усиленно думала, нужен ли ей на следующий месяц такой поклонник. Славик думал, что, если дойдет до постели, для начала неплохо бы принять душ и вылить на себя пару литров одеколона. Натарик думала, что, если начать с деликатного минета при свечах, подружке точно придется выставлять ей текилу.
О чем думал Виталик, на некоторое время осталось тайной.

…Когда на горизонте Севастопольского проспекта показались в ночном мраке очертания родного дома, Гелла пришла к окончательному и очень твёрдому решению: такой поклонник ей НЕ нужен. Пусть он сейчас проводит ее до двери, и там она ему скажет: «Пока, милый, увидимся в следующей жизни!». Если же начнутся траблы, в любой момент можно позвать соседа Диму – парень работает охранником в клубе, ему к траблам не привыкать, а бицуха у него-о-о-о-о… Гелла проглотила набежавшие слюни и велела водителю тормозить.
Славик предусмотрительно открыл новой знакомой дверь и подал девушке руку.
- Мужик, ты не уезжай, - сказал он в кабину. – Геллочка, было приятно познакомиться, спокойной ночи.
После этих слов Гелла впала в заикание, от которого ее долго лечили в детстве. Одно дело – послать мужика подальше, стоя возле своей квартиры, а совсем другое – когда мужик посылает тебя, даже не доходя до подъезда.
- Т-т-т-ты к-к-куда? – изумленно спросила она.
- Ну-у… как – куда? Мне домой надо, - решения по пути принимала не только Гелла.
- Но мы же собирались… - ненавязчиво намекнула Гелла. – А… а я-то думала…
- Я тоже думал, - с достоинством ответил Славик. – И, я полагаю – это было бы подло с моей стороны.
- Но Сла-а-а-а-вичек! – чуть не расхныкалась Гелла. – Ну ладно тебе! Ну, зайди хоть на минуто-о-о-о-чку!!! А мне одной будет страшно! – резко применила она коварный прием.
- А ты кино посмотри, - придумал Славик отличный выход, вспомнив про свой диск дивиди.
- Ну блин! – Гелла затеребила Славика за рукав. – Во, я придумала! Давай я тебе номер своего мобильника оставлю. А ты, как приедешь, мне позвонишь. Хоть поболтаем… Вдруг передумаешь и вернешься?
Славик вытащил из кармана свою «Нокию» и активировал записную книжку.
- Диктуй, - обреченно сказал он.

…Проведя в квартире Виталика не больше десяти минут, Наташа нашла там свечи, о существовании которых Виталик даже и не подозревал.
- Где мы их зажжем? – тихим голосом спросила Наташа.
- А… где тут темнее всего? – сострил Виталик.
- Глупенький, электричество мы выключим. – Натарик встала вплотную к Виталику и нежно скользнула ладонью по молнии его брюк. – Я хочу сделать тебе… кое-что… но, может, у тебя есть особенное место, где тебе больше всего нравится? Некоторые мои знакомые любят… любили… чтобы в ванной.
- На кухне, без вариантов, - распорядился Виталик голосом Вин Дизеля.

Славик метался по своему жилищу бесноватой пантерой. Только приехав, он уже успел созвониться с Геллочкой и пообещал, что сейчас же выезжает обратно. Что, если вдуматься, полнейший дебилизм – зачем, спрашивается, наматывать такой километраж по городу?! Но Гелла с таким упоением расписывала, какая тоска на нее напала, едва габариты увозящей Славика машины растаяли вдалеке, и в какой она сейчас прозрачной ночнушке на голое тело, что у Славика в организме заработало какое-то давно перегоревшее реле.
Теперь он жалел о том, что уехал, жалел о встрече с Геллой, жалел о том, что прожора Виталик, которому лишь бы похавать колбасок, затащил его сегодня в это гребаное кафе.
В полном расстройстве чувств Славик машинально потянул на себя дверцу холодильника. Это действие всегда успокаивало его, ободряло, придавало уверенности в себе. Холодильник поприветствовал хозяина ярким светом и батоном сухокопченой колбасы «Кремлевская» на верхней полке. На нижней - ровно, по ниточке, залегли, как бойцы спецназа перед штурмом захваченного террористами здания, банки «Старого тельника».
«На пустой желудок даже горилла не возбуждается», - неожиданно совершил научное открытие Славик. Он сделал себе бутербродов, захватил пару банок «Тельника» и отправился в комнату, чтобы слегка поужинать перед бурной ночью.
…Через сорок минут он взял мобильный и перезвонил Гелле.
- Ты уже приехал?!!! – радостно закричала Гелла. Она уже на всё была готова, и пусть Натарик бухает за ее счет текилу хоть до полного посинения. – Видишь домофон? Набирай: двойка, решетка, три-шесть-один…
- Послушай, Гелла, - сурово оборвал ее Славик. – Я не у тебя. Мне сообщили, что мою двоюродную сестру с семьей захватили террористы. Требований пока не выдвигают, я должен участвовать в переговорах. Спецназу не доверяю, если всё повернется плохо, штурмовать буду сам. – Открываемая банка громко щелкнула.
- Слав, а это что сейчас было?
- Магазин пустой, вот дерьмо… - выругался Славик в трубку. – Дьявол, где же у меня запасной от пээмки… Пока, Гелла, я перезвоню.
- Сла-а-а-а-а-а-вик!!! – возопила Гелла, но захватчик террористов уже сбросил вызов. – Господи… - пробормотала она. – Он это что – серьезно?

Огоньки свечей мерцали и колебались, когда Наташа приводила в исполнение свой ПЛАН. Этот ПЛАН, при условии безукоризненного исполнения, бесповоротно сбрасывал жертву с прямой и ровной трассы спокойного существования на узкую тропинку скорого суицида. Как наркотик – главное, посадить на иглу, а остальное – дело времени. А Наташа умела исполнять такие ПЛАНЫ с блеском. Это искусство она осваивала долго и вдумчиво.
С точки зрения Наташи, всё шло именно так, как надо.
Артистичность, с которой девушка принимает «стартовое положение» перед Сеансом, включает в примитивной мужской психике последовательность диких, первобытных инстинктов. Мужчина ощущает себя завоевателем и победителем – всё с большой буквы. В дальнейшем, в зависимости от личности артистки, лишенный этих ощущений, чувствует себя полным ничтожеством и быстро впадает в депрессию. Чего, в общем, и требовалось добиться.
Натарик столь самозабвенно отдалась любимому занятию, что не сразу обратила внимание на странные эволюции, происходящие где-то у нее над головой. Развитию эволюций предшествовал какой-то загадочный чмок. Чмок прозвучал дважды.
Не сразу поняв, что происходящее носит какой-то подозрительно асексуальный характер, Натарик подняла глаза…
…Скоро она с огромной скоростью вылетела из подъезда и со всех ног понеслась прочь, громко, на радость поздним прохожим, давая себе страшные клятвы, что это, блядь, был последний минет в ее жизни.
Она не сразу поверила в увиденное. Подумала: привет, Натарик, это мы – твои ночные глюки. Но через секунду наступила полная ясность, и девушка оказалась в прихожей быстрее, чем поняла – загадочный двойной чмок был ни чем иным, как звуком открываемого и закрываемого холодильника.
Наташу потрясло даже не то, что будущий самоубийца нагло отхлебывал пиво из бутылки. Прежде ей попадались любители догоняться «по ходу» алкоголем, покуривать травку и даже ширяться героином. Но такое происходило крайне редко – Наташа сама по себе была лучше любых стимуляторов.
Виталик, он же «рыженький», с легкостью превзошел всех, и воплотил своё превосходство в самой кощунственной, чудовищной, нечеловеческой форме.
Левой рукой этот монстр доставал из стоящей рядом открытой консервной банки килек в слегка подсохшем томате, и, четко попадая в ритм Наташиных движений, отправлял их себе в рот.

…Наверное, для Наташи это действительно был последний в жизни минет. Стоит ей только подумать о чем-то подобном, в ушах вновь и вновь слышится убийственная реплика, донесшаяся до нее, когда она в темноте разыскивала по коридору свою сумочку:
- А что такого? Я просто хотел заодно перекусить!
«Жалко, я ТЕБЕ ничего не перекусила!» - с бессильной злостью отвечает в такие минуты Натарик бесплотному голосу.
Нет, такие уроды вены себе не вскрывают.